Искусство и творчество, воображение и вдохновение – социальная сеть для творческих людей Сталкер. Зона Творчества
СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ
 

I. Падение Люцифера. Начало зла



I. Падение Люцифера. Начало зла

Происхождение греха и причины его существования для многих являются неразрешимой загадкой. Видя разрушительное действие зла, неизбежно приносящего скорбь и опустошенность, люди невольно задаются вопросом: как это может допускать Тот, Чья мудрость, власть и любовь безграничны? В эту тайну они не могут проникнуть. В своем непонимании и сомнении они не видят тех истин, которые ясно раскрыты в Слове Божьем и предназначены для нашего спасения. Есть и такие, кто, стремясь узнать причину существования греха, пытаются проникнуть в то, что Господь никогда не открывал, и, конечно, не найдя ответа на возникшие у них вопросы, охваченные духом критики и сомнений, они оправдывают свое отвержение Священного Писания невозможностью разрешить эту проблему. Есть и такие люди, которые не могут найти удовлетворительного объяснения великой проблемы зла в силу того, что предание и вводящие в заблуждение истолкования заслоняют от их взора библейское учение о сущности Господа, природе Его правления и Его отношении к греху.
Невозможно логически обосновать происхождение и существование греха. В то же время, рассматривая происхождение и окончательное искоренение греха, можно в полной мере осознать всю справедливость и милосердие, которые проявляет Бог по отношению ко злу. Писание совершенно ясно учит, что Бог ни в коей мере не несет ответственности за возникновение греха. Не было ни произвольного удаления Божественной благодати, ни изъянов в Божественном управлении, которые могли бы привести к восстанию на небе. Грех — незваный гость, появление которого ничем нельзя объяснить. Это непостижимая тайна; оправдывать грех — значит защищать его. И если бы удалось найти причину существования греха или оправдать его появление, тогда он перестал бы быть грехом. Единственно возможным определением греха являются слова Священного Писания — “грех есть нарушение закона”. Грех появляется в результате следования принципу, находящемуся в непримиримом противоречии с великим законом любви, на котором основывается Божественное правление.
До возникновения зла во всей Вселенной царили мир и радость. Все находилось в совершенной гармонии с волей Творца. Любовь к Богу была превыше всего, а любовь друг к другу — беспристрастной и чистой. Христос — Слово, Единородный Сын Божий — был одно с Вечным Отцом. Их природа и намерения были едины. Единственный во всей Вселенной, Кто был посвящен во все замыслы Бога, — это Христос. Через Христа Отец сотворил все небесные существа. «Ибо Им создано все, что на небесах и что на земле, видимое и невидимое: престолы ли, господства ли, начальства ли, власти ли», и Христу, как равному с Отцом, все небо поклонялось и воздавало честь (Колоссянам 1:16).
Поскольку основанием правления Божьего был закон любви, счастье всех сотворенных существ зависело от того, насколько полно они соответствуют его великим принципам праведности. Бог желает, чтобы сотворенные Им существа служили Ему по любви и оказывали Ему почтение, которое проистекает из разумного понимания Его характера. Он не находит никакого удовольствия в вынужденном служении, поэтому всем Он дарует свободу воли, чтобы люди могли добровольно служить Ему.
Но нашелся некто, кто злоупотребил этой свободой. Грех впервые зародился в том, кто был вторым после Христа, кто был почитаем Богом и кто, в своем могуществе и славе, стоял выше других небожителей. До своего падения Люцифер был первым осеняющим херувимом, святым и непорочным. “Так говорит Господь Бог: ты печать совершенства, полнота мудрости и венец красоты. Ты находился в Едеме, в саду Божием; твои одежды были украшены всякими драгоценными камнями… Ты был помазанным херувимом, чтоб осенять, и Я поставил тебя на то; ты был на святой горе Божией, ходил среди огнистых камней. Ты совершен был в путях твоих со дня сотворения твоего, доколе не нашлось в тебе беззакония” (Иезекииля 28:12—15).
Люцифер всегда мог бы пользоваться любовью и уважением небесного воинства, а также и расположением Бога, направляя благородные свойства своей натуры для благословения других и прославления Создателя. Но пророк говорит: «От красоты твоей возгордилось сердце твое, от тщеславия твоего ты погубил мудрость твою» (Иезекииля 28:17). Постепенно Люцифер начал вынашивать в себе стремление к превосходству. «Так как ты ум твой ставишь наравне с умом Божиим» (ст. 6). «А говорил в сердце своем: „взойду на небо, выше звезд Божиих вознесу престол мой, и сяду на горе в сонме богов… Взойду на высоты облачные, буду подобен Всевышнему“» (Исаии 14:13, 14). Вместо того чтобы убеждать творения Божьи любить своего Создателя превыше всего и быть преданными Ему, Люцифер попытался заставить их служить и поклоняться себе. Желая пользоваться почестями, которыми Бог Отец окружил Своего Сына, этот повелитель небесных воинств задумал получить власть, принадлежащую только одному Христу.
Все небо находило особенную радость в том, чтобы отражать славу Творца и возносить хвалу Богу. И пока Бог был столь чтим, все пребывали в покое и довольстве. Но теперь небесная гармония была нарушена. Самовозвышение, служение себе резко противоречили замыслу Творца, порождая недобрые предчувствия в сознании тех, для кого раньше Божья слава стояла на первом месте. На небесных советах Люцифера просили одуматься. Сын Божий убеждал его в величии, благости и справедливости Творца, в том, что Его Закон свят и незыблем. Сам Бог учредил порядок на небесах, и, пренебрегая им, Люцифер тем самым бесчестил своего Творца, ввергая себя в пропасть погибели. Но все предостережения, исходящие из безграничной любви и милосердия, еще сильнее возбуждали в нем дух сопротивления. Люцифер позволил чувству зависти завладеть собой, и его действия становились все более решительными.
Гордясь собственным величием, он жаждал высшей власти. Он не оценил должным образом те великие почести, какими Господь окружил Его, и не воздал благодарности своему Творцу за Его дары. Он кичился своим превосходством над всеми небесными существами и возмечтал стать равным Богу. Воинство небесное с любовью и почтением относилось к нему. Они с радостью выполняли его повеления; потому что он был облечен наивысшей мудростью и славою… Однако признанным властелином небес был Сын Божий, обладавший властью и силой наравне с Отцом. Христос участвовал во всех советах Бога, тогда как Люциферу не были открыты Божественные намерения. Почему, спрашивал себя этот могущественный ангел, Христу должна принадлежать верховная власть? Почему Он выше меня, Люцифера?
Оставив свое место перед лицом Божьим, Люцифер начал сеять среди ангелов дух недовольства. Окружив себя непроницаемой таинственностью и скрывая свои настоящие намерения под маской глубокого почтения к Богу, он стремился вызвать недовольство к законам, которым подчинялись небесные существа, указывая самым недвусмысленным образом, что они содержат совершенно ненужные ограничения. Так как по своей природе ангелы святы, внушал он, то, следовательно, они должны следовать побуждениям собственной воли. Он стремился вызвать к себе сочувствие, делая вид, будто Бог проявил несправедливость к нему, наделив наивысшими почестями Христа. Он утверждал, что стремится к большей власти и более высокому положению не для самовозвышения, но для того, чтобы дать возможность всем небожителям подняться на более высокий уровень.
Господь в Своем великом милосердии проявлял долготерпение по отношению к Люциферу. Он, насаждавший дух недовольства, не сразу был лишен своего высокого положения и даже тогда не потерял его, когда стал выдвигать свои незаконные требования перед верными ангелами. Он долгое время оставался на небе. Много раз ему предлагали прощение при условии, что он раскается и смирится. Все усилия Безграничной Любви и Мудрости были направлены на то, чтобы раскрыть ему его заблуждения. Дух раздора до той поры был неизвестен на небесах. Вначале и сам Люцифер не понимал, в какую бездну он катится, не понимал истинной природы своих чувств. Но когда ему было показано, что для недовольства нет оснований, Люцифер убедился: он неправ, а Божественные требования справедливы. Он должен был перед всем небом признать это, и если бы он так и поступил, то мог бы спасти себя и многих ангелов. В то время он еще был в какой-то мере предан Богу. Хотя он лишился бы своего положения осеняющего херувима, тем не менее, если бы он добровольно вернулся к Богу, признав мудрость Творца и удовлетворясь тем местом, которое отведено ему в великом плане Божьем, то был бы восстановлен в своих прежних правах. Но гордыня не позволяла ему подчиняться. Упорно защищая свою точку зрения, свои действия и утверждая, что ему не в чем раскаиваться, он окончательно вступил на путь великой борьбы со своим Творцом.
И весь свой незаурядный ум он направил на обольщение ангелов, находящихся под его управлением. Даже предостережения и советы Христа были извращены в угоду его предательским планам. Тем, кто особенно любил его, сатана жаловался на несправедливость, проявленную к нему, на отсутствие должного уважения, на грубое, незаконное ущемление его свободы. Извратив слова Христа, он прибег к различным уловкам и прямой клевете, обвиняя Сына Божьего в намерении опозорить его перед всеми небожителями. Он старался в ложном свете представить свои разногласия с верными ангелами. Всех тех, кого ему не удалось обольстить и привлечь на свою сторону, он обвинял в безразличии к интересам небожителей. Тех, кто оставался верен Богу, он обвинял в том, что делал сам. И, для того чтобы убедить других в том, что Бог несправедлив к нему, он начал превратно истолковывать слова и действия Творца. Его коварная политика заключалась в том, чтобы при помощи различных хитросплетений посеять среди ангелов замешательство, вызвать недоумение относительно намерений Божьих. Все самое простое он облекал тайной и, искусно извращая самые ясные постановления Иеговы, бросал на них тень сомнения. Его высокое положение, его причастность к Божественному правлению придавали еще большую силу всем его утверждениям, и многие, обольстившись, примкнули к восстанию против Небесной власти.
Бог в Своей премудрости разрешил сатане продолжать его деятельность, пока дух недовольства не вылился в открытое восстание. Это было необходимо для того, чтобы полностью обнаружились его планы, чтобы все увидели их подлинную природу и направленность. Люцифер, будучи помазанным херувимом, занимал высокое положение, пользовался большой любовью небожителей и оказывал на них сильное влияние. Господь управлял не только небожителями, но и всеми сотворенными Им мирами, и сатана надеялся, что если ему удастся вовлечь в свой мятеж ангелов небесных, то он обольстит и другие миры. Он очень ловко и искусно выстраивал свои аргументы, прибегая к различного рода уловкам и лукавству. Сила его обольщения была очень велика, и, облекшись в мантию лжи, он добился успеха. Даже преданные ангелы не вполне могли постичь его характер и понять, к чему ведут его деяния.
Сатана занимал такое высокое положение, и все его действия были облечены такой непроницаемой таинственностью, что ангелам было очень трудно понять истинную природу его деятельности. До тех пор, пока грех не созрел, трудно было понять, к каким пагубным последствиям он ведет. До тех пор ничего подобного не было во всей Вселенной Божьей, и святые существа не имели никакого представления о природе и коварстве греха. Они не могли вообразить ужасных последствий, вытекающих из нарушения Божественного закона. Вначале сатана скрывал свои намерения под покровом показной верности Богу. Он утверждал, что старается укрепить и усилить славу Господа, утвердить Его правление и авторитет и способствовать благу всех небожителей. По капле вливая яд несогласия в сознание подчиненных ему ангелов, он с величайшим искусством делал вид, что всеми силами пытается устранить это недовольство. Настаивая на необходимости изменить условия и законы Божьего правления, он объяснял, что только таким образом можно сохранить согласие на небе.
Господь мог бороться с грехом только праведностью и истиной. Сатана же со своей стороны использовал то, к чему не мог прибегнуть Бог, — лесть и ложь. Он старался исказить Слово Божье и в ложном свете представить перед ангелами Его план правления, утверждая, что Господь несправедлив, подчиняя Своим законам и уставам небожителей, что, требуя подчинения и послушания от всего творения Своего, Он просто стремился к самопрославлению. Поэтому всем небожителям, а также и другим мирам необходимо было показать справедливость Божьего правления и совершенство Его Закона. Сатана делал вид, что он сам печется о благе Вселенной. Поэтому все должны были понять истинный характер узурпатора и его настоящие намерения. А для того чтобы он разоблачил себя своими беззакониями, требовалось определенное время.
В расколе, произведенном сатаной на небе, он обвинял закон и правление Божье. Он заявил, что все зло — это следствие Божественного руководства, а его единственная цель — усовершенствовать уставы Иеговы. Поэтому необходимо было, чтобы он обнаружил характер своих притязаний и на практике продемонстрировал предлагаемые им изменения к Божественному закону. Осудить его должны были его же собственные поступки. С самого начала сатана утверждал, что он не мятежник. Нужно было перед всей Вселенной разоблачить обманщика.
Даже тогда, когда было решено, что он не должен больше оставаться на небе, Безграничная Мудрость не уничтожила сатану. Так как Бог принимает только служение, основанное на любви, то верность Его творений могла покоиться только на убежденности в Его справедливости и доброте. Обитатели неба и других миров, будучи не в состоянии постичь природу греха и его последствия, не могли бы считать Бога справедливым и милосердным, если бы Он уничтожил сатану. Если бы сатану сразу уничтожили, тогда они служили бы Господу не из любви, а из страха. И обманщик не был бы полностью побежден, дух мятежа не удалось бы искоренить. Зло должно было созреть. Для вечного блага всей Вселенной нужно было позволить сатане более полно развить свои принципы, чтобы его обвинения против Божественного правления предстали бы в истинном свете перед всеми сотворенными существами, тогда справедливость Господа, милость и незыблемость Его Закона, вне всякого сомнения, утвердились бы навсегда.
Во все грядущие века восстание сатаны должно было быть уроком для Вселенной, вечным свидетельством о природе греха и его ужасных последствиях. Действия сатаны и его влияние как на ангелов, так и на людей должны были показать, к чему приводит пренебрежение Божественной властью. Все это должно было свидетельствовать о том, что благополучие всех сотворенных Господом существ зависит от соблюдения Закона Божьего, от следования Божественным принципам. Таким образом, это ужасное восстание, открыв глаза разумным существам на истинную природу беззакония, должно было содействовать безопасности и явиться вечным предостережением для всех святых существ, удержать от совершения греха и неизбежного страдания и наказания.
Великий обманщик продолжал оправдывать себя до самого завершения борьбы на небе. Когда же стало известно, что сатана вместе с сочувствующими ему будет изгнан из блаженных обителей, тогда предводитель повстанцев открыто заявил о своем презрении к Закону Творца. Он повторил свое утверждение, что ангелы не нуждаются ни в каком контроле над ними, но должны руководствоваться собственной волей, которая неизменно будет побуждать их творить добро. Он заявил, что Божественные уставы ограничивают их свободу, и следует уничтожить Закон, чтобы небесное воинство, освобожденное от его уз, могло достичь еще более высокого и славного положения.
В один голос сатана и его сторонники возложили всю вину за свое восстание на Христа, заявив, что если бы их не упрекали, то они никогда бы и не восстали. Бросив дерзкий вызов Богу, упорствуя в своем неповиновении, тщетно пытаясь свергнуть правление Божье и при этом изображая себя невинными жертвами деспотической власти, великий обманщик и его приверженцы были наконец изгнаны с небес.
Тот же дух, который привел к восстанию на небе, до настоящего времени вдохновляет мятежников на земле. Среди людей сатана проводит ту же политику, которую проводил, обольщая ангелов. Его дух и сегодня господствует в детях непослушания. Подобно ему, они стремятся уничтожить ограничения Закона Божьего и обещают свободу людям, нарушающим его предписания. Обличение во грехе продолжает вызывать тот же дух ненависти и сопротивления. Когда обличающие вести от Бога пробуждают совесть, сатана побуждает людей оправдывать себя и искать сочувствия и поддержки у окружающих. Вместо того чтобы исправить свои ошибки, люди восстают против обличителя, будто он является единственной причиной возникшей неприятности. Со дней праведного Авеля и до настоящего времени подобное отношение проявляется ко всем, кто осмеливается осуждать грех.
Действуя так же, как и на небе, создав ложное представление о Господе как о суровом и жестоком тиране, — сатана склонил людей ко греху. И, преуспев в этом, он объявил, что несправедливые требования Божьи привели человека к падению, как в свое время они подтолкнули к мятежу и его самого.
Но Всевышний так раскрывает свою сущность: «Господь, Господь, Бог человеколюбивый и милосердый, долготерпеливый и многомилостивый и истинный, сохраняющий милость в тысячи родов, прощающий вину и преступление и грех» (Исход 34:6, 7).
Изгнанием сатаны с небес Бог подтвердил Свою справедливость и тем самым поддержал честь Своего престола. Но когда человек согрешил, поддавшись обольщению этого отступнического духа, Бог засвидетельствовал Свою любовь тем, что отдал Своего Единородного Сына на смерть ради падшего человеческого рода. В этом Господь раскрыл всего Себя. Крест — могущественное доказательство, что избранный Люцифером путь греха никоим образом не является результатом изъянов в Божьем правлении.
В борьбе между Христом и сатаной, происходившей во время земного служения Спасителя, великий обманщик полностью разоблачил себя. Ничто не могло так действенно отвратить ангелов небесных от сатаны, заставить отвернуться от него всю оставшуюся верной Вселенную, как его жестокие нападки на Искупителя мира. Дерзкое богохульство сатаны, потребовавшего, чтобы Христос поклонился ему; его высокомерное хвастовство, когда он поставил Иисуса на вершину горы и крыло храма; его зловещие намерения, открывшиеся в предложении Христу броситься вниз с головокружительной высоты; неутомимая злоба, с какой он преследовал Его, вынуждая переходить с места на место; наконец, его воздействие на сердца священников и народа, в результате чего они отвергли Его любовь и исступленно кричали: «Распни Его, распни!», — все это вызвало изумление и негодование во Вселенной.
Именно сатана внушил миру отвергнуть Христа. Князь зла приложил все силы и все свое коварство, чтобы уничтожить Иисуса, ибо он видел, что милость и любовь Спасителя, Его сострадание и милующая нежность открывают миру характер Господа. Сатана боролся против каждого слова Сына Божьего и использовал людей как свои орудия, чтобы наполнить жизнь Спасителя страданием и скорбью. Его ложные измышления и коварство, с помощью которых он стремился препятствовать работе Иисуса; ненависть, демонстрируемая через сынов непослушания; его жесточайшие обвинения в адрес Того, Чья жизнь была беспримерным образцом доброты и благочестия, — все это исходило из глубоко укоренившейся жажды мести. Все небо, охваченное безмолвным ужасом, наблюдало за тем, как на Голгофе Сына Божьего опалило страшное пламя долго сдерживаемой зависти, злобы, ненависти и мститель нести.
После того как великая Жертва была принесена, Христос вознесся на небо, отказываясь принять поклонение от ангелов до тех пор, пока не представит Отцу Своей просьбы: «которых Ты дал Мне, хочу, чтобы там, где Я, и они были со Мною» (Иоанна 17:24). И от престола Отца раздался ответ, исполненный невыразимой любви и силы: “И да поклонятся Ему все Ангелы Божии” (Евреям 1:6). На Иисусе не оказалось ни одного пятна. Его унижение окончилось. Его жертва была принята, и Ему было дано имя превыше всякого имени.
Теперь вину сатаны невозможно было оправдать. Он обнаружил свою подлинную суть лжеца и убийцы. Теперь было ясно, что тот же дух, посредством которого он правил сынами человеческими, находившимися в его власти, проявился бы и среди небожителей. Он утверждал, что нарушение Закона Божьего принесет свободу обитателям Вселенной и возвысит их, но, как теперь стало ясно, это привело бы их только к рабству и вырождению.
Сатанинская клевета на характер и правление Божье предстала в истинном свете. Он обвинял Бога в том, что, требуя от сотворенных Им существ подчинения и послушания, Он навязывал им Свою волю и просто стремился к самопрославлению, что, призывая всех к самоотречению, Сам Творец ничем не жертвовал. Теперь же все увидели, что для спасения падшего и грешного рода Правитель Вселенной принес одну из самых величайших жертв, на какую только способна любовь; ибо «Бог во Христе примирил с Собою мир» (2 Коринфянам 5:19). Все увидели также, как Люцифер, стремясь к почестям и верховной власти, открыл дверь греху, Христос же, для того чтобы уничтожить грех, смирил Себя и стал послушным до смерти.
Бог показал Свое неприятие принципов мятежа. Все небо увидело Его справедливость, проявившуюся как в осуждении сатаны, так и в искуплении человека. Люцифер заявил, что если Закон Божий неизменен и его нарушителям не может быть прощения, тогда каждый нарушитель должен быть навсегда лишен милости Творца. От утверждал, что греховное человечество не может быть искуплено и, следовательно, является его законной добычей. Но смерть Христа явилась таким аргументом в пользу человека, опровергнуть который невозможно. Наказание, положенное по Закону, пало на Того, Кто был равен Богу, и человек теперь может принять праведность Христову и смиренной, благочестивой жизнью одержать победу, как и Сын Божий восторжествовал над властью сатаны. Таким образом, Бог является праведным и оправдывающим всех верующих в Иисуса
Но Христос пришел на землю не только для того, чтобы ценой страданий и смерти искупить человека. Ему предстояло «возвеличить и прославить закон». И не только для того, чтобы жители земли относились к Нему с должным почтением, но чтобы доказать всем обитаемым мирам во Вселенной, что Закон неизменен. Если бы было возможным отменить его предписания, тогда Сыну Божьему не было бы нужды отдавать Свою жизнь, чтобы искупить его нарушителей. Смерть Христа доказывает его непреложность. И эта жертва, на которую Отца и Сына подвигла безграничная любовь к грешникам, свидетельствуют всей Вселенной о том, что справедливость и милость — основание Закона и правления Господа. Только этот план искупления, и ничто меньшее, мог восстановить правду о характере Божьем.
На последнем суде выяснится, что для возникновения греха нет никакой причины. Когда Судья всей земли потребует у сатаны ответа: «Почему ты восстал против Меня и увел подданных Моего Царства?», зачинщик зла не сможет ничего сказать в свое оправдание. Никто не произнесет ни слова, и все мятежное воинство утратит дар речи.
Голгофский крест подтверждает незыблемость Закона и показывает всей Вселенной, что наказание за грех — смерть. Предсмертный возглас Спасителя: «Совершилось!» прозвучал для сатаны смертельным приговором. Исход великой борьбы, которая длилась столько времени, определился, и стало возможным окончательное искоренение зла. Сын Божий прошел через врата могилы, чтобы «смертью лишить силы имеющего державу смерти, то есть, диавола» (Евреям 2:14). Желание Люцифера возвыситься выразилось в словах: «Выше звезд Божиих вознесу престол мой… буду подобен Всевышнему» (Исаии 14:13, 14). Господь говорит: “Я превращу тебя в пепел на земле… и не будет тебя во веки” (Иезекииля 28:18, 19). Когда “придет день, пылающий как печь; тогда все надменные и поступающие нечестиво будут как солома, и попалит их грядущий день, говорит Господь Саваоф, так что не оставит у них ни корня, ни ветвей” (Малахии 4:1).
Вся Вселенная увидит, что есть грех и каковы его последствия. И его полное уничтожение, которое, совершись оно в самом начале, повергло бы ангелов в страх и навлекло бы бесчестье на Бога, ныне будет доказательством Его любви и возвысит Его перед обитателями Вселенной, которые находят наивысшее наслаждение в исполнении Его воли и в чьих сердцах запечатлен Его Закон. Никогда больше не будет зла. Слово Божье говорит: «И бедствие уже не повторится» (Наума 1:9). Закон Божий, который сатана представил рабским ярмом, будет почитаться законом свободы. Испытанное и выдержавшее испытание творение никогда больше уже не поколеблется в своей верности Тому, Кто в полной мере открылся перед ним во всей Своей непостижимой любви и безграничной мудрости.




Комментарии к работе
Нет комментариев
В Мы ВКонтакте
f Мы в Facebook
Сталкер Зона Творчества

Закрыть окно