Искусство и творчество, воображение и вдохновение – социальная сеть для творческих людей Сталкер. Зона Творчества
СОЦИАЛЬНАЯ СЕТЬ ДЛЯ ТВОРЧЕСКИХ ЛЮДЕЙ
 

антисемиты





«Слепой» дождь.
 (Случай из жизни «антисемита» Ершова)
 
Стоял Город на высоком  берегу при слиянии двух рек. Одна река- широкая и  равнинная с течением медленным, другая поуже в несколько раз , но  водные потоки несла бурно и стремительно. И днем и ночью в навигацию по фарватеру  Широкой пароходы белые двухпалубные в иллюминациях , с музыкой веселой, «трамвайчики» прогулочные у берега шныряют, буксиры баржи с грузом нужным тянут…и вниз и вверх. Вечерами бакены зажигают, по каменной набережной люд гуляет в настроении радостном под фонарями яркими …  . По Бурной  судоходства нет; в верховье не пройти, если катера мощного нет. Все вниз влечет река та …бурля стремниной.  Правый берег Бурной, заводские окраины- задний двор Города, темно и неухожено … ; левый же в зарослях кустов ивовых и черемуховых.
Мостов через реку Широкую возвели  целых пять: два железнодорожных и три автомобильных. А вот через Бурную ни одного. Геодезисты «добро» не давали: карстовые породы и пустоты под дном опасность представляли для опор спроектированного моста. Ломали голову мостовики строить- не строить?! Решили погодить до лучших времен, в итоге: моста через Бурную не соорудили. Для жителей деревень и сел левобережья выбор: или в объезд до Города , а это верст тридцать «кругаля» давать, или на пароме, но в очереди стоять. На паромной переправе  хочешь левый берег, хочешь правый- двести метров всего. Это летом. Весной в половодье- вдвое больше. Вот такая смычка  Города и  Села. Но не только  селянами востребована переправа по воде. По левому берегу Бурной несколько турбаз. С начала весеннего сезона группа за группой любителей сплавиться на байдарке или каноэ , а то и плотах, к приютам туристическим устремляются. С легкой руки бывалого сплавщика,  точнее словца его, называли этот берег на ростовский манер- «Либердон». А почему бы нет? И отдых , и спорт и веселье : всякие там шуры- муры, трали- вали Ростову по накалу страстей не уступали. Правда, климат посуровее, да речка побыстрей…
***
 
 Трудились паромщики с утра раннего до вечера позднего, с апреля до средины октября.
Паром-  «суденышко» по линейке метров  двадцать пять- тридцать . Рубка «капитана»  над настилом  в рост человеческий . На палубе  несколько машиномест, да две-три скамейки для пассажиров.  Где нос ,  где корма- не разберешь…и там и там… и спереди и сзади… плавно конструктор закруглил корпус.  Чтоб не свалились за борт пассажиры - по бортам леера.  Леера- это на судах морских, а тут на «корыте ржавом» -цепи  предупреждали: неверный шаг… и тот кто не осмотрителен… в реке… буль…буль…карасики…Массивные такие цепочки – звенья в палец мужской указательный,  два трактора на разрыв не сразу возьмут!
             В движении мотор дизельный разрывал  тишину природную, завывая тух-тух-тух- взы- взы- тух-тух…,  на холостых  еще надсадней голосил.  По воле капитана гудки неслись с парома ту-ту..у- у, ту-ту-ту-у-у…., пронзительно противно, то означало «готовсь  к отплытию!!!!».
Швартовался  сей «баркас» к причалу, а тот для простоты решения и экономии народных средств- сварен из  железных листов солидных, так что по линии сварки шов походил на лезвие топора чуть затупленного.
***
 
-Дьяк!  Группа товарищей вопрос ставит: долго  братии мытариться на «Либердоне»?- Алексей Ершов озвучил «непонятку» коллектива.
-А, я-  то чего?- Дьяков попытался отлынить от принятия решения,- Тут есть куратор- преподаватель, он пущай и решает…
-А мы о чем? Ты у нас кто? Староста группы!  Мы тебя выбирали? Выбирали! Обещание нам давал, что  будешь выразителем наших  чаяний и дум? Давал!- поддавливал Алексей    руководящего Дьякова, и уже по дружески продолжил, - Давай вали к преподу… убеждай, что возвращаться пора, толку  сегодня не будет… Да и паром через полчаса на прикол встанет… у «шкипера» посудины обед намечается. Еще час впустую без дела торчать, это… не дело… поспешай!
- И это правильно, - лаконично поддержал Петр Топорков.
- Таки да…, -добавил Семен Смышлевич.
***
 В «группе товарищей» :  Леха Ершов, Петя Топорков и Сема Смышлевич.  Остальные «мытари»- с полсотни студентов первых курсов, скучковались по кругу увлечений и бла-бла- бла…и ля-ля-ля. Бла-бла истории, приколы, анекдоты. Ля-ля - ля -  в песенном режиме. Им что? Чтобы не делать- лишь бы «с песней по жизни» и веселей. Ох, какие превратности судьбы их ждут впереди, если б они знали! А сейчас все нипочем и радужно…
Алексей Ершов, Петр Топорков  и Володя Дьяков обыкновенные по тем временам ребята. Схожесть между ними во всем: и по годам и по жизненным путям. Школа, завод , армия.  И тот и другой  и третий в юристы после «сапог» решили   пойти. Повезло. Хоть с натяжкой , но в Университет поступили. Натяжка сказывалась в том , что будучи «синеблузниками» и потом  два года  выполняя священный долг перед Родиной, растеряли чуток школярские знания. Если б стержня не имели, то опять к токарному станку или тискам слесарным. Почетно, но романтики маловато. Поднапряглись и  догнали в знаниях тех, кто шибко «умный». Не во всем и не везде…, но на пульсе теорий разных юридических   руку держали уверенно.
Да и по натуре своей не сильно чем  отличались. Каждый , конечно, сам себе на уме….Если Дьяков и Топорков рассудительны, может в какой-то степени медлительны, то Ершов подвижен- решения принимал «на раз», по ситуации, особо не задумываясь о последствиях, к тому же характером соответствовал своей фамилии- ершист  в спорах и не только в них, если чего не  по нутру, то и в «торец» выписать мог.
Дело другое- Семен  Смышлевич!  Сема  чистокровный представитель «богоизбранного» народа- к бабке не ходи! Черняв и кудряв волосами, нос подобия греческого…. да и манеры говорили сами за себя: на людях-  воспитанный юноша из интеллигентной еврейской семьи. В Армию  не призвали, как  он не «рвался» стоять на передних рубежах. Даже «кручинился» по этому поводу.  А все из- за проклятого  «плоскостопия».  Чтоб  развеять «кручину» , заодно подстраховаться, на номерной завод пошел ,где папа его Главным по финансовой части служил. Стал Сеня контролером ОТК ,  и как-то само собой «бронь» получил – на тот случай, если «плоскостопие» при повторной военно- врачебной комиссии вдруг «рассосется». В руках тяжелея измерительного прибора ничего не было, но поучал металлорезчиков как и что делать. Мозолей не натрудил, но необходимые два года стажа  тут как тут. В те года по вечерам  время не терял- с репетиторами занимался, … и в легкую поступил на престижный факультет, «пятая графа» не помешала- настоль блестящи были знания «заводского» паренька по гуманитарным предметам.
Вышло так, что  за два семестра Ершов, Топорков, Дьяков и примкнувший к ним Смышлевич сошлись, вот оно «единство противоположностей»,   водили компанию- в приятелях ходили.
Сема от товарищей своих  больше отличался не столько  «по кровям» и знаниям, сколько юмором колким и метким. Причиной тому  связи с исконно русским Городом- героем Одессой. Тетка там жила- Сара Моисеевна. Сара была бездетна, отчего нерастраченную материнскую любовь на Сему выплескивала. Каждое лето Сема на Черноморском побережье- как по накатанному:  от «звонка до звонка»,  от крайнего в мае до первого в сентябре. С малолетства от вояжей таких пропитался Сема духом жителей приморского города, прародителя всех еврейских анекдотов.
Смышлевич мог  травить «истории» не переставая и не уставая…Пользовался популярностью в студенческих кругах Сема, когда переходил на одесский диалект. Это на вечеринках, а на семинарах и в быту уральский говор- как у всех.
В годы студенческие каждый имел прозвище : Дьяков- Дьяк, Ершов- Ерш, Топорков – Топор…. Сокращали фамилии не мудрствуя лукаво - вот и все остроумие в наречении. У  Семы опять же по другому. Как его только не называли : и Сема, и Сеня, и Семен Семенович ( тот что должен беречь руку) и Пушкин ( за кучерявость пышной шевелюры и смуглость лица не смываемого  загара)  … и … и…, но прилепилась прочней необычная кликуха- «Беда», хоть ничего рокового в его натуре не было, даже наоборот…А дело было так:
Как то между «парами» прокаламбурил : « Алло! Это Адис- Абеба?- Нет! Это Беда из Одессы!». Игрой слов  насмешил; и с его же легкого посыла  стали Сеню в шутку кликать: «Беда». Чем больше он сопротивлялся второму имени, тем чаще его так называли.
***
Дьяк в переговоры вступил с куратором.  За три минуты убедил… и вернулся к друзьям товарищам.
- Таки да?- вопросил «Беда». «Таки да»- излюбленная фраза одесситов- может звучать и как вопрос и как ответ … и… и.. все остальное, лишь бы в струю. Сема перешел уже на лирический лад.
- Таки да! Таки да!- Дьяк передразнил «Беду».- Грузимся и отчаливаем в обратку. Все свободны до понедельника!  Когда паром на тот берег  отбывает?
-  Шкипер на «клипере» обещался через полчаса…- Сема просемафорил по сути, и тут же вопрос поставил приятелям, ожидая предложений, - Таки да,  что за вечер мыслим?! (Прим.  В конце текста)
- Я в деревню к бабке,  - маршрут наметил Топорков.
- Я к деду, поздравлю ветерана, - Ершов ответил тоже.
Дьяк промолчал, видно за учебники засесть собрался, иностранный подтянуть намеревался…
 
***
Попытка привлечь накануне праздника Победы к «трудотерапии» будущих следователей, прокуроров, адвокатов… возможно крупных партийных  и государственных деятелей , возникла из обстоятельства одного:
 Мужи ученые из деканата рассудили так: жизнь студенческая сама по себе весела: танцы-манцы- обжиманцы на пирушках молодежных…. Завидовали преподы белой завистью !  Сами же не так давно   «копытами» рыли в этом направлении…
- А мы что «рыжие»?- спецы теории права и государства, по среднему возрасту чуть за сорок, годков как у Василия Макарыча, что безвременно из жизни ушел пол года назад, и в запое начитавшись автора того, вопрос поставили ребром,- а, не устроить ли нам «бардельеро»?
- Как так бы обтяпать,  чтоб от души и не на один день? У всех же лекции, семинары, коллоквиумы… да еще эти…как их там…точно… студенты!- дилемма у профессуры вслух прорезалась.
-Парадигма такова!- блеснул харизмой  новоиспеченный доцент, будущий светила финансового права, чью кандидатскую решили «обмыть», вдали от вузовских стен,  на турбазе приличной в «Либердоне», - обучаемых в колхоз на картошку!
-Какая картошка? Май месяц!- логически поставил под сомнение педагогический коллектив предложение то.
- Если не сажать и не копать, то перебирать, - нашелся молодой ученый.
Кто-то куда-то позвонил…разнарядка прибыла с посыльным: «Во исполнение. ..и в целях обеспечения посевной текущего года… согласно графика:  прошу изыскать возможность выделить 50 человек в колхоз «Заветы Ильича» для подготовки картофеля к посадке….третий секретарь райкома Валитов».
Делов- то?! Ларчик просто открывался…сообразительность… плюс связи кой- какие…и кой- где… ( заочников-  бюрократов на факультете- хоть пруд пруди…)
***
Роскошен  уральский «Либердон»   майским утром ! Берег реки горной - в траве изумрудной… Ивы, склонившись над потоком бурным, распустили листья бледнозеленые с подбоем белесым, трепещут- в мутные  воды  ветви  опустив.
Птахи, в кустах засевши: ци-ци-фи….ци-ци-фи… цок-цок…ци-ци-фи…цок-цок….
То было поутру…пока орава студенческая не подъехала…. Тут и гитарных струн перебор… и песни, начиная с «Милая моя, солнышко лесное…» до «На поле танки грохотали…»…А чего не поорать… все молоды и красивы, в крайнем случае… симпатичны очень! Распугали птичек!И так с утра раннего до полудня….
…Но не ждала  артель сельскохозяйственная под названием «Заветы Ильича»,  подмогу такую.  Председатель колхоза – хозяйственный мужик, раскинул мозгами: больше затрат  чем пользы реальной… Понаедут студиозы - вечно  голодные , а кормежку откель  на ораву брать…барана под нож пускать?...  трудодни на кухарок выписывать…. машину  гонять, да не одну… Обуза  да и только…зачем себя грузить хлопотами ненужными? Через месяц Сабантуй- лучше там затраты, чем теперь…
Чтоб не рисковать перед органами партейными, акт составил, что машины в ремонте…на чем же ехать, не на лошадях же?! «Писят» верст туда- сюда- концы приличные.  Даже вестового не послал, чтоб отбой дать… Подождут - подождут, подумают -  подумают, и решат  ближе к полудню, что  восвояси пора двигать – логически размыслил Председатель.
***
Возбужденная суета… ожидания закончились в пользу праздношатающих правоведов . Загружаться стал люд студенческий на «корабль». С ними  и обитатели местных деревень. Эти с корзинами, ведрами  и бидонами… банки с закрутками прошлогоднего урожая овощей, совсем свежие молочные продукты от крупного и не очень крупного рогатого скота: масло, сливки, сметана,  творог…. Кто-то и живность везет- куры, да утки в клетках, те кудахчут и крякают, а у кого то гогочут гуси. Село устремилось на базар :уж во второй  раз  за день доставка  на прилавки Центрального рынка…городских побаловать чистым продуктом…Бойко идет торговля перед праздником, навар на денежку  так и прет… так и прет…
***
Дьяков к кассе- оплачивать проезд  за весь кагал. Женская половина курса «фуршет»  настраивает: бутерброды у кого есть на лавку, да и «по чуть- чуть», грамм по сто усугубить не возбраняется. Больше для запаха, озорства своего некуда девать.
 Леха Ершов и  Петя Топорков уселись на цепь по краю борта, что  к  пирсу впритык. Смышлевич рядом стоит байки травит…что-то про Лонжерон стремает для окружающих…что  это пляж в Одессе , а не деталь автомобиля…
Нежданно  дождь . Удивительно- солнце светит и в то же время морось…
- Это нонсенс! - оценил Леха «выходку» небесной канцелярии, козырнув иностранным словечком, коих поднабрался за год учебы, - «Слепой» дождь в начале мая?! Такой только летом ближе к августу бывает….грибным зовется.
- А моя бабка говорила: «слепой» дождь к утопленнику.- к чему-то вспомнил Топорков приметы дедовские.
-Ша, без паники,- Беда встрял в тему. Картинно приложил ребро ладони  над бровями, прищурившись,  повертел головой,- Ни в реке, ни на пляжу: «мертвый труп утопленника» не наблюдаю.
Семе казалось, что  избитая  среди криминалистов « цитата» как излагать свои мысли  юристу   нельзя,  рассмешит.
Публика рассмеялась, но не сильно…  хоть и к месту фраза , но с «бородой»большой. Однако  Ершова вдохновило.
 
- Петь, а Петь?!-  насмешку Алексей зачал- А от чего у тебя фамилия такая? Верно,  шустро плаваешь, ну прям,… как «топор»?
-Откуда знаешь?- Топорков подыгрывая товарищу отвечает,- Воды боюсь с детства, скоко не пробывал… плавать не научился…, говорят – водобоязнь у меня.
- С английским у тебя тоже не фонтан!- как бы ни к селу ни к городу сказанул Сеня, явно намереваясь связать возможность утопления с английским….
- А английский тут при чем?- попался на уловку Топорков Петя.
- Слушай сюда! История есть!- «Беда» воодушевленно стал сказывать одесскую байку.- Жора метет клешем по Лонжерону, с прибоем рядом…Иностранцы купаются  в водах Черного. Тут  крик из моря: «Help mе! Help mе!». Жора интересуются у пляжных дам: Таки што мужик кричит? Одна из них : По английски- помогите!... значится  тонет мэн. « Таки да, посмотрите на него- возмущается Жора,- когда все учились плавать -этот поц учил английский…».
Леха с Петей хохотнули чуток и к теме первой вернулись.
- Ерш! Полагаю: ты как рыба в воде…- Петя готовил остроту.
-А то же!- Алексей имел спортивный разряд по плаванию, о чем его собеседник знал.
-Мог бы и не отвечать! И так видно-  дерьмо не тонет…- буффонит Топорков.
 Ершов за словом в карман не полез, по народному,  складно ответил:
- Лучше плавать как «…оно», чем топором идти на дно….
-Ладно, ладно- сдаюсь! Тонуть буду- спасешь?
- Обалдел что ли? Вода холодная…, а план по спасению я выполнил на триста процентов!
Вода и взаправду студеная, река все ж горная…Градусов восемь, не выше…
- И кого же ты спас?
- Было дело…и не раз.  Вот первый: мне лет тринадцать и товарищу моему столько же… гребем на лодке мимо пляжа, вдруг…
Ершов на полуслове прервал  рассказ о героическом спасение на водах …На палубу зашел старик под семьдесят, один в один –дед Щукарь: потертый овчинный полушубок на распашку, сапоги кирзовые, на макушке малахай заячий, на груди высвечивались медали боевые… и видно… грамм сто первача отведано им перед посадкой. Однако,  главным был не доморощенный «Щукарь», а  кого он вел на веревке…То был баран…в расцвете сил… лет пяти от роду…рога загнуты в три кольца, одно слово- архар горный( иных же не бывает)! Мощь животного в пол- центнера весом, одновременно, внушала опаску и восхищение.
  Сема «Беда» среагировал молниеносно, кто если не он первый (?!):  пол стакана плеснул и к ветерану:
-Спасибо отец за Победу.
Ветеран ломаться не стал, польстило ему уважение от молоди…
- И что отец, на убой животнику везешь? Не жаль красавца такого?- «Беда» выразил сочувствие барану.
-Да не…, упаси бог, кормилец он мой! На случку …Кум на том берегу ждет на машине. Четыре ярки у него в хозяйстве дозрели. Вот «производителя» в командировку на неделю…чтоб с гарантией!
- А можно его погладить?-  Сеня решил выразить  свое уважение к «гиганту- гаранту».
-Лучше не надо…Он три месяца «мужскую» силу копил… может занервничать и бодануть!
- Я слегка,- «Беда»  боязливо провел рукой по загривку  барана и как-то не к месту сказанул восторженно: - Ну, ты козел классный!
… И тут гудок – предупреждение … паром отчалить собрался.
Что возмутило обладателя белого руна, то не ведомо ни кому… Может животная чуйка-Сема  был ему несимпатичен, может пронзительный звук «парохода», а может… слово «козел»  воспринял как оскорбление…. глаза злобой налились …«набычился» и в атаку пошел на «окозлителя» насколь  веревка позволяла.
Смышлевич дурачась, решил позабавить «пассажиров», не исключено – что и нервы не железные,….изобразив «ужас» на лице, с пиратским криком: «И-хо-хо!»,  ринулся от «козла»…  поскользнулся на мокром настиле… потерял равновесие, и размахивая суматошно руками, на излете врезался в Ершова и Топоркова по схеме : передай добро по кругу!
 Те бы удержали Сему… но вмешалась судьба «злодейка» в виде скрепа цепи на которой восседали приятели…  Полу- крюк, державший леер ,что беды не предвещал, вылетел из проушины столбика…и точка опоры сбежала из под задов ребячих…  Леха  и Петя, прихватив друг  друга за штормовки, в крепких объятиях    вверх тармашками … вниз в воду… Сеня- везунчик чуток не долетел…только смышленая  его голова свесилась за борт.
 Пара сплетенных тел проскользнула между причалом и «баркасом» удачно… могли и снести черепа  о ребро конструкции…   лишь корнями белокурых волос ощутили  касание строгости прямого угла. Что не говори-  фортуна улыбнулась , хоть и  кривовато как-то, но участь быть   со снятыми скальпами  миновала.
Ба- бах! Вода приняла, поглотив с «головкой»…Холодная! Бры- ы-ы! Свитер, штормовка влагой напитались в «момент»… о сапогах и речи быть не может - полным полны сразу же, что у одного, что у другого.
За мгновения  полета  мысли  друзей сошлись: « Как смешно будем  тонуть…обхохочешься! Вот насмешили, так насмешили…». Ледяное омовение  в момент развело бодрое единомыслие.  Дошли до дна, а там, как  говорят, им  «постучали» : не пора ли наверх?!  В разнобой думать стали, тут уж каждый о себе. Ершов:«Петька плавать не умеет…топить меня начнет в панике…»; Топорков : «Держаться надо за Леху,  как бы под винты не занесло…».  И каждый прав!
Леха – уклонист, не последовал заповеди генералиссимуса Суворова:  «сам погибай, а товарища выручай!»,  потому беспардонно двинул Петруху в подбородок и вынырнул…спиной к  причалу, лицом к борту парома, сверху полоска света…, по течению сотоварищ руками бьет по воде, пытаясь удержаться на плаву. Винты парома: тух- тух- тух – , да, тух- тух- тух…зазывают порубить на куски, как в  гигантской мясорубке… а по воде… ва-ще -е –е жуть голимая.
Тут же бац !…по Лехиной башке цепью, той на которой сидел пару секунд назад… и кучерявая шевелюра «Беды»….  совсем рядом…сверху с борта. В голове у Ерша  вспышка ярости : «Ну ,Сема,-  ну сучара, так сучара!  Вылезу…убью насмерть совсем!».  Видно Ершов так «громко» думал, что «Сучара» понял сразу   : «Беде» быть в вскорости в беде! Вот тебе- судорога, блин, на хрен! Спасать надо водоплавающих  или пока плавающих . Иначе кердык будет!».     Сеня судорожно тыкал концом цепи куда ни попадя и горланил благим матом: «Лех-а-а-а! Ле-ха-а-а-а!».  Видом своим и ором заполошным испугал чуток Ершова: но, не смешно тому стало- тревожно.
Прихватил  цепь руками…все внимание на  Петруху. Тот руками колотит,  течению быстрому сопротивлясь. Однако,  силы  человеческие не сравнишь с природными… сносит пловца. Помощь незамедлительно нужна.  Никак не изловчиться Алексей за шиворот  схватить Петьку…ну никак.
Вот  ногой достать возможно. Вытянул Ершов ногу как мог…ухватился дружок Петька и тут же сползли руки его… сапог резиновый   само собой мокрый, оттого- скользкий.  Вторая попытка совсем никуда, хуже первой:   лихо выбросил Леха ногу –рифленая подошва пришлась прямо в лицо  утопающему. Незавидное положение у Топоркова -течение несет, друг в лоб каблуком бьет…нет не справится с потоком. Прихватив с собой Лехин сапог, отдался Топорков Петруха в руки ангела- хранителя и повлекла его стремнина …, хорошо, что между причалом и изгибом  борта посудины – просвет: голова проходит, не безысходно все - дышать есть возможность. Ершов проводил взглядом удаляющего друга…рывок – «выход на две руки», на причал взлетел  и припустился к краю пирса… Бежит лишнее с себя сбрасывает в  стороны: сапог оставшийся, штормовку, свитер, джинсы…на помощь «Топору» стремиться, трусами красными спортивными сигнализируя – опасность грянула!
Бежит и боковым зрением видит : в оцепенении  «публика»- развития событий ждет. Трагично кончится «случай» или не очень….? Одна только студентка по имени Ляля  сидит на корточках- слезы из  глаз ее фонтаном и причитания завывающие извергает…
«О, как Лялька переживает! За меня или за Петьку?!»- мелькнуло в голове у Лехи.
Стремглав достиг торца пирса, а там… а там- «Топор» резво и довольно «профессионально» плывет- саженками. Леха Пете руку протянул и вытащил на причал. Целехонек кандидат в утопленники, только без сапог- сам сбросил, чтоб не так тяжко плыть было. Где Лехин сапог и речи не заводи…
- Чего врал, что плавать не умеешь?- Ерш к Топору с претензией.
-Да, пошутил я, пошутил…
- За такие шутки морду бьют!- выдохнул Леха.
- Если ты про морду набить, то для этого перший претендент- «Беда»!-Петька «стрелки» перевел на Сему.
-Ну и где этот «Антисемит»?- Петя  в гневе про Смышлевича ( Сеня как-то разъяснял, что в Одессе «антисемит»- это тот фраерок, который успел последним купить водку до семи вечера, то есть до закрытия вино- водочного…по иному- СЧАСТЛИВЧИК!)
Ершов и Топорков двинулись к сходням на «баркас». Лялька все еще была на пирсе, все еще  на корточках, всхлипывала и причитала, ее хрупкие плечики дрожали, как ковыль на ветру.
- Лялька, успокойся!  Петька не утонул…и я живой!- Ершов принялся утешать девчушку.
-А Вы тут причем?!- дребежащий голос Лялька.
-Как причем?! Мы же тонули, - уязвлено заметил Ершов.
-Не утонули же! А тут Сене Смышлевичу голову паромом о причал раздавило!
- Не может такого быть! Вон он сам к нам идет! С  целой башкой своей кудрявой!
 Оказалось,  у Ляльки истерика приключилась  из-за  фрагмента события, ей увиденного.  Пике Ершова и Топоркова под паром она пропустила: стояла спиной к «месту происшествия». Оглянулась на леденящий душу голос Семы. Голова между причалом и бортом парома…вой как в трубу. Эхо крика, усиленного металлическими конструкциями и поверхностью воды словно из  «иерихонской» трембиты: вырывалось на ужасающей ноте… Услышав нечеловеческий вопль и увидев задницу «Беды» «без головы», девичий ум заклинил: Семе зажало голову и он верещит на последнем  издыхании. Вот и припадок нервный тонкой натуры, для нее  картинка: голова страдальца «всмятку»…кровь… череп лопнул, как скорлупа ореха…глазные яблоки на выкате…Фантазий не занимать…Зрелый мужик, если мозгами раскинет, и вообразит такое… что пригрезилось Ляльке, как пить дать,… стошнит его.
Тут и Сема подошел- застенчиво и настороженно…чуть раскинув руки, как бы намереваясь объять товарищей.
-Таки да, таки да… «Беда» тебе сейчас будет ….-   Ершов воинственно двинулися на Смышлевича, выбросив вперед руку со жатым кулаком-  лучше на электричку налететь!
 И далее  рифмуя «приличные» слова  с не очень… , «нагорело»у него в душе- Как ты там говоришь : «не долго фраер танцевал, не долго музыка играла…?» Заплутал совсем…?
-Нет! В этом случае: «Факир был пьян и фокус не удался»-парировал уточнением «фраер».
- Будем делать гешефт? Или сам в воду прыгнешь… за сапогами… английский за одно проверим: или  drowned  man или drowning man?-  от пережитого  Петя , перешел на чуждый его натуре иностранный язык.
- Держусь по стенке…- Сема поднял руки, показывая свою полную капитуляцию и раскаяние:  перспектива  тонуть и тем более  быть  «мертвым трупом утопленника»  не лучшая,- так получилось… я нечаянно..
-За нечаянно- бьют отчаянно..- сконфуженный вид Смышлевича сделал свое дело: Леха и Петя стали добреть, накал возбуждения нервного сходил на нет. – получилось, получилось… выбирай себе кару!
-Я уже выбрал!- Сеня смышленый парень, - сегодня вечером столик , преферанс, коньяк, кофе бразильский…. Лады?
- Не хрена себе из дома пишут?!- Алексей пристально смотрел на копну смоляных волос «Беды»,- это птичка тебе на голову нагадила?!
- Где?- Смышлевич ладонью потеребил волосы.
-Подожди ты! Дай гляну!- Алексей пригнул голову Смышлевича к себе ближе и несколько раз дернул  волосы у  его левого виска.- Это не то, что я думал! Вот те на…! Сема я не припомню, чтоб у тебя была седина!
- Как седина? И вы мне об этом  таки говорите спокойно, - опешил Смышлевич.
Петька и Лялька вначале не поверили. Приглядевшись,  подтвердили: тонкий серебряный  локон  в пять волосков у Семы образовался в одночасье. Лялька зеркальце свое Семе… Глянул тот в отражение:.
-Ой, мамочка,  роди меня обратно!- почему то весело воскликнул он.
- Ну,  ты так  после расстрела в Бабьем Яру! Чудом уцелевший.- Топорков  напомнил трагедию еврейского народа.
- Теперь ты не «Беда», таки да - ты «Беда» с проседью!- Алексей заморочку с неуклюжестью Семы оставил далеко в прошлом, - честно, не ожидал, что ты за меня с Петькой так переживал?! Какие теперь рекламации к тебе? Ну, ни каких… Друг, он и на Бурной-  друг… Так поразил!  Так поразил! Держи «краба» ! Респект и уважуха  … в разведку хоть сейчас…не подведешь, я знаю!
- Будем дружить домами тогда. -  очередную каверзу запустил «седовласик».
-Это как?- озадачились Леха и  Петруха.
- Таки да: Вы к нам в гости, мы к Вам на похороны,- цинично брякнул «одессит».
- Да, пошел ты… не надо так шутить.- к одному мнению Ершов и Топорков пришли.
- Понял, переборщил… от нервов все!- оправдался остряк.- Я ж  на сей момент как лошадь на свадьбе: морда в цветах, а задница в мыле.
- Без таких как ты,  скучно было бы жить на свете,- поставил точку Алексей в словесной дуэли.
Сухой одеждой  одногруппники  Ершова и Топоркова снабдили, по сто грамм для сугреву налили…. и Сеню не забыли…Тут уж начались пересуды публики: кто что видел и кто что по этому поводу думал…Петя и Леха в разговор не сувались : как что было -  на своей шкуре испытали.  «Слава» была не долгой, обчистили мигом, как сквозняк одуванчик….  Центр притяжения- Смышлевич  с локоном своим седым, каждый  потрогать рвется и феномен сей оценить: очередь как за пирожками с ливером… Вот чудно, так чудно…все и сразу – кина не надо. Сема статус свой,  поднимая до небес, что ему раньше  и не снилось, хорохориться,  как ни в чем ни бывало  остроты выдает на начавший исход советских иудеев  из страны:
-Ехал Федя на Урал, в Калифорнию попал. Ах, какой рассеянный зять Сары Моисеевны…
***
После переправы на городской берег, племяш Сары Моисеевны и говорит Топоркову:
- Не подтвердилась бабки твоей примета про «слепой» дождь, никто не утонул. Всего лишь вы намокли, да я поседел…Не правильная примета!
- Как знать, как знать…задумчиво Петя ответил.- Моя бабуля зря не скажет…
***
В понедельник Ершов на занятия задержался, но не опоздал, пришел в Альма - Матер впритык к первой «паре». В вестибюле столпотворение…
На тумбочке рамка с портретом и гвоздики красные.  Лента черная по углу рамки. На фото  молодой доцент, что  вот-вот кандидатскую защитил и в кругу коллег это отметил.
 Тут с Ершовым рядом Смышлевич объявился.
-А чего случилось?- Леха у Сени спросил.
- Утонул доцент. И где бы ты думал?- не дожидаясь реакции Алексея, добавил- Ты не поверишь! На турбазе, ниже паромной переправы километра три. Я уточнял: в тот же день и тот же час, что вы с Топором «заплыв» делали……На байдарке показывал финт: переворот на 360 градусов…сделал только половину трюка, дальше не пошло…  захлебнулся… откачать не успели…Вот и тут: «факир был пьян и фокус не удался». Таки да!
Чуть подумав, Леха бросил:
- А ты говоришь : Петькина бабка чушь несла про слепой дождь!
-Да-с-с-с!-  нашелся  студент  «седовласый».- «антисемиты» Вы с Петькой!
- Чего?! Чего?
- Счастливчики!- поправился Сеня.
***
Лет через двадцать построили через Бурную мост. Решили с помпой открыть. Долго готовились: кучу гостей пригласили. Накануне, точнее, в ночь перед торжеством сим, ушел под воду центральный  «бык» моста и вся конструкция сложилась. Никого не было и никто не погиб. Так что всем приглашенным повезло.  Ну, разве ни «антисемиты» они ?! А с мостом видно не судьба…
Паром и сейчас тух-тух-тух, да тух-тух- тух…
***
Прим. Шкипер и клипер не спроста в рифму улеглись у Сени! Был в то время анекдот про поручика Ржевского. Суть такова: на офицерской вечеринке корнет Оболенский скажет каламбур: На море клипер, на клипере шкипер, у шкипера триппер!   Ржевский похохотал и решил пересказать на первом же балу. Бал был на следующий день. Испив литра три шампанского Ржевский решился : Дамы и господа каламбурс-с-с!... вообщем так…с…залив….Как его там…да, да в заливе шхуна…на шхуне…боцман … и представляете… все повально больны сифилисом… ха …ха…ха!)
 
 
 
 
 
 
 
  
 




Голосование:
За - 0 Против - 0
Авторизуйтесь для голосования
Комментарии к работе
Нет комментариев
В Мы ВКонтакте
f Мы в Facebook
Сталкер Зона Творчества

Закрыть окно